Судьба каменного города

Городище Хараба-Гилан, расположенное на левом берегу реки Гиланчай, занимает огромную территорию (более 100 гектаров) в предгорье Зангезурского хребта Малого Кавказа. Территория, в центре которой находится городище, от долины реки Вананд до местечка Дарыдаг c горячим источником, отличается спецификой своего географического строения. На последнем геологическом этапе Зангезурский хребет пролил обильные потоки лавы, которые, застывая, образовали каменные слои разной толщины. Камни выглядят естественно обработанными. Эти благоприятные природные условия и удобное водоснабжение в таком, естественно укреплённом месте способствовали возникновению и развитию города. Достаточно сказать, что 90% построек в Хараба-Гилан сооружено из камней вулканического происхождения.

Городище Хараба-Гилан вместе с близлежащими древними поселениями и некрополями является самым большим археологическим комплексом Южного Кавказа. Здесь имеются памятники древности, относящиеся к разным эпохам истории. Эти памятники поэтапно показывают, как возникла и развивалась наша культура. В долине Гиланчая расположено много некрополей и крепостей, относящихся к эпохе древнейших государств на исторической территории Азербайджана: Манны и Мидии. Некоторые из них – Ардуба, Аза и Сумбатан (Смбатеан) упоминаются в Урартских клинописях VIII-VII веков до н.э.

Развалины мавзолея

Развалины мавзолея

Название древней Азы, которая локализуется в развалинах теперешнего Хараба-Гилана, как отмечает С.Б.Ашурбейли, упоминается в «Географии» древнегреческого учёного Страбона (I век до н.э. – I век н.э.) как «Азар», а у античного автора II века Птоломея как «Азара».

Во времена Сасанидов Нахчыван, в том числе город Киран, несколько раз подвергался сильным разрушениям. Большой ущерб всему хозяйству нанесли опустошительные походы сасанидского царя Шапура II в 364-367 годы. Из Нахчывана было увезено 18 тыс. семейств. В ходе военных действий была разорена вся область от Нахчывана до Тебриза. Как важный военно-стратегический район нахчыванские земли стали местом сосредоточения сасанидских войск. По мнению историка Р.Мамедова, Нахчыванская область была одним из опорных пунктов Сасанидского государства. Некоторое время город был резиденцией сасанидского марзбана. С первой половины VI века до середины VII века (до нашествия арабов) в Нахчыване существовал сасанидский монетный двор. В первой половине VI века сюда вторглись хазары, часть которых осталась здесь навсегда, смешавшись с родственными им местными племенами.

Единственная сохранившаяся сторожевая башня в Хараба-Гилане.

Единственная сохранившаяся сторожевая башня в Хараба-Гилане.

Древний город Аза (Азар, Азара) под названием Киран встречается в «Книге завоеваний» арабского историка VII века ал-Куфи. В средневековых письменных источниках эта территория упоминается как Азат-Гиран (Азат-Киран).

В средние века город с окрестностями под названием область Гохтн, или Гогтн (Гог – яджусы-идолопоклонники, Магог – маджусы-огнепоклонники) входил в состав области Басаропеда государства Атропатены. Басаропеда в раннесредневековых письменных источниках именуется Васпураканом-Басфурраджаном.

В середине VII века город Киран был захвачен войсками арабского халифата. Арабские войска проникли на территории Арана с юго-запада через Киран и Нахчыван. Захват Нахчывана и Кирана произошёл во время правления Османа ибн Аффана (644-656 годы). Завоевал эти города Салман ибн Рабия, который входил в состав армии Хабиба ибн Маслама. Арабский полководец заключил с жителями этих городов договор, обязав их вносить поголовную подать (джизья) и имущественную (харадж). Интересно, что в это время в Нахчыване от имени населения подписали договор огнепоклонники (маджусы) и иудаисты.

Об истории Нахчывана, в том числе Кирана, начиная с VII века, существуют ценные сведения в арабских письменных источниках, в частности, в книге «Китаб ал-футух» («Книга завоеваний») Абу Мухаммад Ахмад ибн Асам ал-Куфи (умер в 926 году).

Фрагменты декоративных кирпичей, использовавшихся для облицовки зданий.

Фрагменты декоративных кирпичей, использовавшихся для облицовки зданий.

В конце VII – начале VIII веков в разных местах халифата начались восстания против династии Омеядов. Азербайджан был одной из горячих точек. Как только халифом стал последний из династии Омеядов Марван ибн Мухаммад (убитый в 750 году), в Азербайджане начались беспорядки. Во главе восставших стоял один из жителей Байлакана по имени Мусафир ибн Касир ал-Кассаб. За короткое время он захватил города Байлакан, Йунан и Барда. Скорее всего, смуты захватили и город Киран. Это предположение подтверждают маршруты арабских войск, освобождающих города от повстанцев. С восставшими справился только первый халиф новой династии Аббасидов Абу-л-Аббас ас-Саффах (правил в 750-754 годы). Он отправил в Азербайджан огромное, 100 тысячное войско во главе с Мухаммедом ибн Сулом, который подавил восстание, отправил голову Мусафира ибн Касира ал-Кассаба Эмиру веруюших и начал править Азербайджаном.

Города на Араксе постоянно участвовали в восстаниях против Халифата, и арабские войска месяцами дислоцировались в азербайджанских городах. А это зачастую приводило к разрушению населённых пунктов и их разорению. После подавления восстания Мусафира, в 134 году по хиджре халиф Абу-л-Аббас ас-Саффах назначил правителем Азербайджана своего брата Абу Джафара ал-Мансура. Тот со своим войском и свитой зазимовал (751-752 годы) в Киране (Хараба-Гилане). Этот факт и найденный в 1912 году клад аббасидских динаров (около 500 экземпляров) ещё раз доказывают, что Киран в это время был административным и торгово-ремесленным центром области. Огромное водохранилище с плотиной, ширина которой составляла 22,5 м, и восточная оборонительная стена относятся именно к этому периоду.

В конце VIII века в Азербайджане начало зарождаться народно-освободительное движение Хуррамитов. Одной из опорных и сильных крепостей Бабека, очевидно, был Киран. Некоторые историки считают Ардебиль, Муган и равнины Аракса, Ордубад, Джульфу, Нахчыван и Маранд родиной Бабека.

Арабы несколько раз завоевывали Азербайджан. С каждым походом арабская армия несла разорения и опустошения. Арабы разрушили все города, расположенные вдоль реки Аракс. Ахмед ал-Якуби сообщает: «Говорят, что за Рассом 300 разрушенных городов».

Развалины Хараба-Гилан.

Развалины Хараба-Гилан.

Город Киран развивался и расширялся, особенно в X-XII веках, во время правления Сельджукидов и Атабеков (до нашествия монголов). Об этом свидетельствуют сведения из письменных источников и многочисленные археологические находки. Именно в это время образовалась Нахчыванская архитектурная школа, которая была известна своими сооружениями далеко за пределами родного края. Основоположником этой школы был талантливый зодчий Аджеми Нахчывани. Одним из важнейших достижений Нахчыванской архитектурной школы можно считать и восьмигранный мавзолей в Хараба-Гилане.

В 1221 году монголы захватили и разгромили такие азербайджанские города, как Ардебиль, Тебриз, Марага, Хой, Нахчыван и Киран. Как сообщает Мухаммед ибн Хиндушах Нахчывани, говоря об этих трагических событиях, жители разрушенных городов покидали свою родину. После монгольского разгрома Киран больше не смог восстановить своего прежнего положения.

На основе только письменных источников невозможно всесторонне и глубоко исследовать средневековый город во всех его аспектах. Основным источником сведений о его быте, культуре, торговле являются археологические находки: керамические и металлические изделия, украшения, монеты и эпиграфические материалы. Среди археологического материала по своему количеству и качеству особо выделяется керамика, особенно поливная. Среди них – сосуды с еврейско-арамейским письмом, сосуд с неизвестной надписью, кашинные (глазурованные шестиугольные плитки с золотистым орнаментом и надписью), в том числе люстровые изделия.

Археолог Бахлул Ибрагимли.

Археолог Бахлул Ибрагимли.

Основная масса поливных сосудов относится к XI – XIII векам. В это время на мусульманском Востоке производство поливных изделий получает широкий размах. Закавказские города в этот период славились своей красноглиняной глазурованной керамикой. Эта керамика достойно выдерживала конкуренцию с привозным иранским фаянсом и китайским селадоном. Иранский фаянс, так называемые кашинные изделия, составляют 28% от всей поливной керамики Хараба-Гилана. Это указывает на её широкое применение в XII – XIII веках и местное производство этих изделий. Поскольку Хараба-Гилан находился не так далеко от центра производства иранского фаянса – Рея и Султанабада, вполне возможно, что мастера Хараба-Гилана быстро освоили секреты изготовления кашинных изделий, в том числе люстровых. И нельзя забывать тот факт, что порой эти города оказывались в составе одного государства.

Среди археологических материалов особо нужно отметить изделия ткачества, относящиеся к XII – XIII векам. По мнению искусствоведа Г.Алиева, большинство из них «изготовлены из льна, хлопчатобумажного и частично шелкового волокна, все ткани вытканы способом полотняного переплетения». На некоторые ткани растительные и геометрические орнаменты нанесены золотыми и серебряными нитями.

Вызывают интерес узоры одной из тканей с ковровым орнаментом. Один из часто повторяющихся узоров на этой ткани составляют так называемые «бараньи рога», известные ещё с раннего бронзового периода. В эпохе ранней бронзы этот орнамент часто наносили на керамические изделия лепным способом. Следует отметить, что орнамент «бараньи рога», существующий уже несколько тысячелетий, и теперь является одним из самых распространённых орнаментов азербайджанского ковра.

Шёлковая ткань с вышитыми растительными орнаментами (XII – XIII вв.)

Шёлковая ткань с вышитыми растительными орнаментами (XII – XIII вв.)

Среди находок имеется очень качественная шёлковая ткань с вышитыми растительными орнаментами. Известно, что в средние века Нахчыван славился своим шёлком, как сырьём, так и изделиями из него, и был одним из важных пунктов на Великом шёлковом пути. Центром производства шёлка в Нахчыване был город Киран (Хараба-Гилан). Все находки свидетельствуют о высоком мастерстве нахчыванских мастеров.

Городище Хараба-Гилан содержит в себе много исторических тайн. Начатые в этом году археологические исследования городища помогут раскрыть эти тайны и внесут огромный вклад в азербайджанскую археологию.

Новый этап в развитии азербайджанской археологии начался после Указа Президента Республики от 5 февраля 2008 года. Расширили свои исследования действующие экспедиции, а также были организованы новые экспедиции и отряды. Велись систематические и планомерные археологические исследования памятников, охватывающих все исторические периоды. Введённые в научный оборот результаты исследований азербайджанских археологов привлекли внимание научных организаций и известных археологов мира. В результате были организованы совместные археологические экспедиции с археологами Америки, Франции, Германии, Японии и Южной Кореи. Следует отметить успехи экспедиций, работающих на территории Нахчыванской Автономной республики, особенно раскопки памятников Гызгаласы, Кюльтепе I, возглавляемые членом-корреспондентом НАНА, доктором исторических наук Вели Бахшалиевым, и раскопки поселения Махта, возглавляемые доктором философии по истории Сафаром Ашуровым.

Ткань с ковровым орнаментом «бараньи рога».

Ткань с ковровым орнаментом «бараньи рога».

В этом году Хараба-Гиланская археологическая экспедиция (в исследованиях экспедиции участвуют члены-корриспонденты НАНА, доктора исторических наук, профессоры Фахраддин Сафарли и Гаджи Гадир Гадирзаде) ведёт свои исследования по трём направлениям: раскопки ведутся одновременно на поселении и некрополе эпохи бронзы Пловдаг, на раннесредневековой крепости Далма и на средневековом городище Хараба-Гилан.

Хараба-Гилан – уникальный памятник, существовавший от начала античного периода до конца XIV века. Развалины города занимают огромную территорию и позволяют всесторонне изучить историю и материальную культуру Нахчывана. Компактное размещение памятников разных эпох на устье реки Гиланчай и уникальные находки позволяют создать здесь археопарк, который наглядно демонстрировал бы все страницы истории и культуры древнего края.

Share.

Leave A Reply