Юсиф Сафаров. Страницы биографии

На противоположной стороне Земного шара, на острове Галвестон штата Техас, расположенного в часе езды от центра нефтяной столицы мира города Хьюстон, функционирует Музейно-просветительский и образовательный центр «Ocean Star», в одном из залов которого установлена мемориальная доска выдающемуся азербайджанскому ученому-нефтянику Юсифу Алигулу оглы Сафарову. Заслуженный инженер Азербайджана, один из основоположников морского бурения – Ю.Сафаров на протяжении практически всей трудовой деятельности занимал ответственные руководящие посты. За значительные успехи в нефтяной индустрии страны, за разведку и разработку всемирно известных морских месторождений на Каспии (1945-1952гг.) дважды удостаивался высокого звания лауреата Государственной (Сталинской) премии СССР; неоднократно награждался почетными знаками отличия: орденами «Знак почета» (1944), Трудового Красного Знамени (1959), американским знаком отличия «Ocean Star», избирался депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР (1950).

 

Семья

Юсиф Алигулу оглы Сафаров родился 15 октября 1907 года в Шамахы в семье крупного предпринимателя. Отец Юсифа был человеком широких интересов, знал несколько языков, обладал тонким художественным вкусом. Производство Алигулу, украшением которого были на редкость красивые свечи, было востребовано не только в черте родного города, но и далеко за его пределами. Великий Шелковый путь – грандиозный торговый маршрут, соединивший Восток и Запад, как известно, никогда не был единой магистралью. В его систему входило несколько ветвей караванных дорог, ведущих, в том числе, и к Шамахы. Многие приезжие купцы знали об искусстве Алигулу и закупали у него большие партии необычных по дизайну свечей.

Алигулу женился на Мина Солтан, когда той не было еще и 15-ти лет. Воспитанная в добрых традициях, Мина Солтан, несмотря на молодость, была заботливой и внимательной спутницей жизни, а позже стала и чуткой матерью. Недаром ее называли «ангелом-хранителем семейного очага».

Со временем в семье Алигулу Сафарова появились шестеро детей (три сына и три дочери). Будучи человеком прогрессивных взглядов, глава семьи сделал все для того, чтобы его дети выросли достойными, образованными людьми.

Старший – Баба – был веселым мальчиком с явно выраженными музыкальными способностями, но, к несчастью, погиб на фронте. От Мина Солтан скрыли печальную весть, сказав, что ее первенец пропал без вести. До конца жизни бедная женщина ждала возвращения своего сына.

Ярким литературным дарованием обладал второй сын Сафаровых – Сулейман. Еще в детстве он начал писать небольшие рассказы, много читал и хорошо рисовал. Но, когда началась война, юноша, как и его старший брат, добровольцем пошел на фронт. После тяжелого ранения он был комиссован. Со временем Сулейман вернулся к своей мечте, став профессиональным журналистом. Он работал на ответственном участке: был представителем центрального органа печати – газеты «Правда» в Азербайджане.

Одна из сестер Сафаровых Туба ханум, окончив мединститут, долгие годы проработала в поликлинике знаменитого в то время на весь Союз Азербайджанского института нефти и химии (ныне Государственная нефтяная академия). Ее супругом был знаменитый геолог-нефтяник Мамед Сулейманов.

Профессию врача избрала для себя и другая дочь Алигулу – Судаба. А Сабия выбрала архитектуру: в Баку немало зданий построено по ее проектам.

Гордостью семьи Сафаровых стал Юсиф, внесший неоценимый вклад в развитие нефтяной индустрии страны. По общепризнанному мнению с именем Ю.Сафарова связаны многие новации в летописи мировой нефтяной промышленности.

 

На пути к профессии

Любознательность Юсифа с детства удивляла окружающих. Алигулу, видя усердие сына, всячески поддерживал и поощрял его интерес к наукам. Когда пришло время выбирать «кем быть», юноша решает поступать на нефтепромысловый факультет Азербайджанского индустриального института, учебу в котором завершает в 1931 году. По распределению он попадает в разведочную контору в Лок-Батане, где первая же скважина, пробуренная под его руководством, дает нефть. Спустя два года – новый громкий успех: небывалый по своей мощности напор нефти из скважины №45, пробуренной разведочной конторой, возглавляемой молодым специалистом Юсифом Сафаровым.

В канун нового 1936 года в газете «Заря Востока» появляется статья, в которой отмечается: «Была одна разведочная буровая (в Лок-Батане – Р.А.), а через пять лет вырос лес вышек. Была пустынная равнина вокруг грязевого вулкана Лок-Батан, а сегодня здесь бьет ключом жизнь молодого промысла с ежесуточной добычей нефти около 4000 тонн. Работа, учеба, вся жизнь инженера Юсифа Сафарова тесно связана с жизнью этого промысла».

В 30-тилетнем возрасте Ю. Сафаров становится директором бурового треста «Гарачухур», а спустя несколько лет (1940-41гг.) – директором треста в «Сталиннефть».

В 1933 году ЦК КПСС Азербайджана возглавил Мир Джафар Багиров. Не ставя перед собой целью анализировать «плюсы» и «минусы» этого периода истории Азербайджана, приведем лишь выдержку из статьи Й.Баберовского «Враг есть везде. Сталинизм на Кавказе» (М.: Российская политическая энциклопедия, 2010, стр. 775-776), в которой цитируется отрывок из выступления М.Б.Багирова на заседании Бакинского комитета АзКП(б): «Руководитель отвечает за кадры. Если руководитель окружил себя вредителями, гнильём и всякой другой сволочью и не видит этого, он не руководитель, он не большевик, он „шляпа“, а может быть, и враг. Много ли наши руководители нефтяного хозяйства выявили вредителей?».

Такая установка – явный психологический нажим, так как «выявить вредителей» означало в каждом ближнем распознать вражеский элемент. Такая позиция, мягко говоря, максимально усложняла и без того нелегкий труд руководителей-производственников.

 

Годы войны

Время было сложным, неспокойным: об угрозе войны говорили уже открыто. Нефть имела важное стратегическое значение, поэтому было ясно, что в случае развязывания войны с СССР взоры фашистских захватчиков будут обращены к Баку. О таланте Юсифа Сафарова, как и ряда его соратников, говорят уже в высших эшелонах власти. Именно в эти годы сформировалась сильнейшая команда профессионалов нефтяного дела. Н.К.Байбаков, С.А.Оруджев, С.А.Везиров, А.А.Ализаде, Ю.А. Сафаров и многие другие ученые-нефтяники были максимально востребованы и своим самоотверженным трудом внесли достойный вклад в общее дело победы над фашистскими агрессорами.

К началу Великой Отечественной войны Юсиф муаллим возглавлял отдел бурения в объединении «Азнефтекомбинат» (1941-45гг.). Эти годы отмечены значительными новаторскими достижениями в нефтяной индустрии Азербайджана. В частности, прогрессивные методы работы Ю.А.Сафарова создали в 1941 году возможность пробурить впервые в Азербайджане наклонно-направленную скважину №1385 из бухты Ильича под ЦЭС имени Красина.

 

Новаторство

По воспоминаниям современников, Юсиф муаллим обладал ценными для исследователя качествами: он никогда не останавливался на достигнутом, в своих профессиональных поисках не искал легких путей. В азербайджанской нефтедобывающей промышленности времен войны активно внедрялись такие прогрессивные методы бурения, как турбинное, морское, наклонно-направленное, электробурение. Успеху каждого отдельного случая во многом способствовали знания, ценный опыт, самоотверженность ученого-нефтяника и истинного патриота Юсифа Сафарова.

Более того, в 1944 году талантливый инженер-практик защищает кандидатскую диссертацию на тему «Глубокое бурение на море». Позже будет опубликован ряд научных книг этого замечательного ученого, каждая из которых по сей день имеет важное практическое значение: «Строительство нефтяных и газовых скважин на море», «Турбинное бурение», «Глинистые растворы в бурении», «Электрооборудование для бурения скважин на море», «Электробурение» и др.

 

Новый этап

По распоряжению Государственного комитета обороны СССР, с целью разворачивания разведочно-буровых работ на Каспии, в Баку в 1945 году создается Специальный трест по разведочно-бурильным работам в море, руководство которым доверяют уже заслуженному инженеру Азербайджана, 38-летнему Ю.А. Сафарову. С целью внедрения в производство современного оборудования правительство командирует его в Германию, откуда Юсиф муаллим привозит несколько эшелонов передового трофейного нефтяного оборудования. Разрешение на вывоз из Германии этой ценной техники было получено лично от Г.К.Жукова, находящегося в то время на должности коменданта города Берлина. Через несколько лет, в 1949 году, в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 31 октября «О развитии морской нефтедобычи на Каспии» в Баку создается крупнейшее нефтяное объединение «Азморнефть» и Ю.Сафарова назначают заместителем начальника этого объединения по буровым работам.

В этом же году Ю.А.Сафаров в соавторстве с С.А.Оруджевым (в будущем – министр нефтегазовой промышленности СССР) разрабатывает крупноблочное индивидуальное морское оснований (МОС) для бурения скважин на море. Такое нововведение, предназначенное для бурения скважин, открывало широкие перспективы в освоении новых промысловых «площадок» на доселе недосягаемых глубинах Каспийского моря. Актуальность и совершенство предложенной технической новации были отмечены Сталинской (Государственной) премией.

Позже появляются модернизированные варианты этой уникальной конструкции: МОС-1, МОС-2 и МОС-3. Успешная результативность такого нововведения способствовала его широкому внедрению: аналогичные конструкции-эстакады строят в таких районах, как «Гюрганы-море», «Банка Дарвина», о.Жилой (Чилов), Нефтяные Камни, «Грязевая Сопка», «Сангачалы море», «Гарадаг море» и т.д.

 

Нефтяные Камни

В 1945 году Ю.Сафаров – директор специального Треста морского бурения, что открывало новые перспективы для его деятельности. И уже на следующий год он разрабатывает новый метод бурения, позволивший впервые пробурить турбинным способом самую глубокую (по тем временам) скважину (4000 м).

В этот же период начинаются сложнейшие поисковые исследования в районе малоизвестных на тот период Нефтяных Камней. А ровно через три года, 7 ноября 1949 года, мощный фонтан нефти из скважины № 1 возвестил всему миру об открытии новой перспективной нефтеносной площадки на Каспии – Нефтяные Камни.

Открытие в 1949 году уникального морского месторождения Нефтяные Камни имело мировое значение. История гласит, что в Каспийском море был замечен отрезок акватории, отмеченный скалами, покрытыми нефтяной пленкой. Отсюда и название – Нефтяные Камни. Как это обычно и бывает, необычность этих скал рождала много интересных, а порой и жутковатых историй, которые рассказывали бывалые моряки. Почти во всех рассказах звучало предупреждение об опасности этого гиблого места, которое называли «кладбищем кораблей».

Интерес к этому необычному пейзажу возник еще в конце 50-х годов XIX века, но только спустя почти 100 лет (в начале 1946 года) известный геолог Ага Гурбан оглы Алиев обратил внимание на запись в судовом журнале некогда затонувшей во время шторма у Черных скал старой каспийской шхуны «Мария»: «…Ежели ветер дует с норда, то моряки даже на большом расстоянии могут по запаху [нефти] определить, что прямо по курсу их подстерегает опасная гряда подводных и надводных камней».

Возникает вопрос: почему нефть, лежащая практически на поверхности, оставалась так долго невостребованной? Объяснение простое: чтобы начать промышленную разработку нового морского месторождения (а то, что речь идет именно о месторождении, никто не сомневался) требовались особые условия, новаторский технический подход и, безусловно, большие капиталовложения.

Несмотря на все сложности, 14 ноября 1948 года на скалистую группу островков высадилась группа ученых: геолог А.Г. Алиев, специалист по буровым работам Юсиф Сафаров и начальник созданного в 1947 году объединения «Азнефтеразведка» Сабит Оруджев. Этот день можно считать началом зарождения уникального города на воде, первой жилой постройкой которого стал небольшой домик площадью в 14 кв.м, в котором и проживали первопроходцы, соорудившие здесь первую буровую установку, открывшую новую нефтяную площадь на Каспии – Нефтяные Камни.

Впервые в мировой истории в открытом море, в 25 милях от берега была пробурена скважина и открыто нефтяное месторождение, что и написано на мемориальной доске Юсифа Алигулу оглы Сафарова, находящейся в Хьюстонском музее нефти.

За короткий срок Нефтяные Камни завоевали о себе славу, как об одном из крупнейших в мире нефтяном месторождении в море. Важно, что именно на азербайджанской акватории Каспия были созданы уникальные по своей многогранности возможности, впервые позволившие вести весь многоступенчатый комплекс работ на море: от поисков нефти и газа до сдачи готовой продукции, от экспериментов в области морской техники до ее массового освоения и внедрения.

Надо ли удивляться тому вниманию, которое было оказано Нефтяным Камням со стороны Советского правительства. Известно, что в 1960 году первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев, посетив Азербайджан, побывал и на легендарном месторождении. Увидев воочию чудо, сотворенное нефтяниками Азербайджана, он дал распоряжение доставлять вахты с берега на месторождение вертолетами (в тот период это были МИ-4, а позже МИ-8). До этого указания все перевозки осуществлялись исключительно морским путем. А ознакомившись с условиями проживания нефтяников, которые еще до недавнего времени жили в каютах старых кораблей, наполовину затопленных около островков, руководитель страны Советов дал еще одно ценное распоряжение: вместо одно-двухэтажных домов на сваях строить пяти-девятиэтажные дома на насыпных основаниях. Тем самым была дана установка на решение важных, насущных проблем, что облегчило нелегкий труд нефтяников-вахтовиков и их пребывание на Нефтяных Камнях.

По сей день не потеряло смысла утверждение, что Нефтяные Камни – это ценная школа подготовки нефтяных кадров, своеобразная Академия для ученых-нефтяников не только Азербайджана, но и всего бывшего Союза. Многое здесь происходило впервые по отношению ко всему пространству Страны советов. Это и апробация метода бурения с одного основания нескольких наклонно-направленных скважин, который в дальнейшем широко использовали и на других нефтяных месторождениях СССР; и новый эстакадный метод разработки месторождения Нефтяных Камней, до сих пор считающийся первым в мире и не имеющий аналогов.

Имена людей, сыгравших ключевую роль в становлении этого бесценного «прииска черного золота», вписаны в мировую историю нефтяной индустрии и в их числе – заслуженный инженер Азербайджана Юсиф Алигулу оглы Сафаров.

В 1951 году группе специалистов-нефтяников за открытие и освоение морских нефтяных месторождений присуждается Сталинская премия. Таким образом, деятельность Юсифа Сафарова уже второй раз была отмечена столь высокой и престижной для своего времени правительственной наградой.

«Издержки» времени

Но, несмотря на все заслуги, награды, уникальные достижения, Юсифу Сафарову не удается избежать «издержек» времени: даже против такой масштабной по значимости личности было сфабриковано следственное дело. Расследование длилось в течение года, и Ю.Сафаров был оправдан. Из воспоминаний З.Сафаровой: «В 1952 году, когда мой отец работал заместителем генерального директора по буровым работам «Азморнефти», его все же освободили от занимаемой должности и сослали в Сибирь. Причиной тому послужил довольно смелый поступок отца: на одном из банкетов он не присоединился к здравице в честь Мир Джафара Багирова».

Но ни тяжелые условия ссылки, ни что иное не изменили характера Юсифа Сафарова. В Сибири он возглавил Борисовскую нефтеразведку (1952 – 1953). Богатейший опыт, глубокие профессиональные знания и практические навыки видного азербайджанского инженера открывают перед буровиками Кемеровской области новые возможности. Под руководством азербайджанского нефтяника и здесь, в Кемеровской области, открываются несколько месторождений.

 

 

Возвращение

Домой Ю.Сафаров возвратился через год – после смерти Сталина и ареста Багирова. По иронии судьбы, Юсифу Сафарову было предложено выступить в качестве свидетеля в судебном процессе над Мир Джафаром Багировым, но он отказался, сказав, что «упавшего и без того будут многие пинать».

С сентября 1953 года Юсиф муаллим возглавляет Экспериментальную контору электробурения, где все приходится начинать практически «с нуля». Здесь, на 20-м участке, он создает необходимую инфраструктуру: мощную электромеханическую базу, здание конторы бурения, стендовую буровую и др. С 1961 года Ю.Сафаров руководит лабораторией новых методов бурения в институте «АзНИИбурнефть».

Казалось бы, все плохое «кануло в Лету», в стадии разработки находились новые интересные идеи, но этого неутомимого труженика ждало новое испытание. Юсиф Сафаров получил приглашение из Грузии принять участие в научной конференции, а также с группой специалистов проконсультировать процесс монтажа телевизионной вышки в Тбилиси. В поезде он уступает нижнюю полку женщине с маленьким ребенком. В результате резкого торможения состава Юсиф муаллим получает серьезную травму, в результате которой наступает паралич. Но он был сильным человеком, с достоинством переносил превратности судьбы, не подозревая о том, что ждет его впереди. Трудно предположить, что человек, прошедший столь сложный путь становления, достигший таких профессиональных высот, погибает… от неудачно проведенной операции по удалению аппендикса в Больнице нефтяников(!) в самый канун Нового года – 30 декабря 1963 года.

Кто знает, сколько важных открытий предстояло еще сделать этому талантливому человеку, но жизнь его оборвалась так внезапно – в возрасте всего лишь 56-ти лет…

 

Педагог

Успешный опыт Юсифа Алигулу оглы Сафарова в качестве руководителя-новатора, доказанный активным карьерным продвижением, объясняется не только его талантом научного исследователя, плодотворной производственной деятельностью, но и присущей ему коммуникабельностью, умением быть доказательным при уважении к чужому мнению. Эти же качества помогали ему и в его педагогической работе. Будучи доцентом кафедры «Бурение нефтяных и газовых скважин» АзИИ (ныне Азербайджанская Государственная Нефтяная Академия), Ю.Сафаров воспитал целую плеяду молодых инженеров бурения, многие их которых продолжили дело своего учителя, внося свой вклад в национальную нефтяную сферу.

 

Радости жизни

Для Юсифа Сафарова жизнь воспринималась лишь в тандеме «семья – работа». Ему повезло встретить умную, талантливую красавицу Джаваир Фиридунбейли, в которую он влюбился практически с первого взгляда. Она была обладательницей красивого звонкого голоса, пела в хоре, созданном выдающимся азербайджанским композитором, педагогом, ученым и общественным деятелем Узеиром Гаджибейли, посвятившим своей талантливой ученице песню «Гарагез» («Черноокая»). После замужества Джаваир покинула сцену, сосредоточив все свое внимание на семье. Но она все же окончила Институт иностранных языков. Обладая хорошим английским, всячески старалась приобщить к изучению английского сначала своих детей, а потом и внуков.

В семье Сафаровых подрастало трое детей: дочери-красавицы Эльмира и Земфира, а также сын Чингиз. Родителей радовало, что дети унаследовали лучшие семейные качества: росли трудолюбивыми, блестяще учились в школе, занимались музыкой, много читали. Юсиф муаллим всячески поощрял интересы своих детей. Пришло время, когда девочки начали заниматься музыкой, но в доме был лишь один инструмент – пианино «Красный Октябрь», которое неоднократно становилось причиной спора и обид: уступать пианино не хотелось никому. Каково же было счастье, когда в доме появился рояль знаменитой марки «Беккер», положивший конец «семейным неприятностям». Теперь звуки музыки в квартире Сафаровых доносились одновременно из двух комнат. Приходя с работы, глава семьи шутил: «Не дом, а филиал консерватории». Эта шутка, в некотором смысле, оказалась пророческой: обе девочки поступили в консерваторию, успешно ее завершили.

Деятельность Эльмиры ханум была отмечена званием заслуженного деятеля искусств. Она стала профессором консерватории, блестящим педагогом, воспитавшим многих талантливых пианистов, которые сегодня, продолжая ее дело, бережно хранят память и уважение своему безвременно ушедшему наставнику. Земфира ханум Сафарова – авторитетный ученый-музыковед, член-корреспондент НАН Азербайджана, заслуженный деятель искусств и заслуженный деятель науки, автор большого количества научных изданий, рассматривающих проблемы музыкальной науки с эпохи средневековья до наших дней.

Младший сын Сафаровых Чингиз, с 15-ти лет начав работать в нефтяном бурении, стал продолжателем дела отца. Он окончил Институт нефти и химии, получив, как и отец, квалификацию «горный инженер по бурению». В определенный период Чингиз муаллим возглавлял МУБР со СТС и принимал активное участие в открытии таких крупных нефтяных месторождений, как «Чираг», «Азери», «Кяпаз», на которых действовали плавучие установки «Шельф – 1», «Шельф – 2», «Шельф – 3». Его профессионализм и практический опыт были с благодарностью восприняты в период работы в нефтяном секторе Ирана и Алжира, позже – в отделе бурения SOCAR. Чингиз Сафаров рано ушел из жизни, так и не успев воплотить заветную мечту – побывать на открытии памятной доски отца в Хьюстонском музее нефти.

 

Послесловие

В трехэтажном здании Хьюстонского Музейно-просветительского и образовательного центра «Ocean Star» есть Зал славы, хранящий память об отдельных личностях и нефтегазовых компаниях (практически все они из США и Западной Европы), которые внесли свой вклад в развитие морских технических новаций. В их числе и два представителя из Азербайджана – Юсиф Алигулу оглу Сафаров и Ага Гурбан оглу Алиев.

Люди приходят в этот мир и в свое время покидают его, но память об истинных героях, их дело продолжают жить, обретая новые формы и решения. Спустя почти 50 лет после ухода из жизни Юсифа Алигулу оглы Сафарова, его деятельность продолжает восхищать смелостью идей и необычайной результативностью. Слава об этом нефтянике распространилась далеко за пределами его родины: город Хьюстон посмертно награждает азербайджанского ученого-нефтяника Юсифа Сафарова орденом «Ocean Star» за разведку и разработку морских месторождений на Каспии в 1945-1952 годах. В знак глубочайшего уважения к его уникальным заслугам в Хьюстонском мировом музее нефти устанавливается его мемориальная доска. Чтят память героя-нефтяника и у него на родине. Именем Юсифа Сафарова названа одна из центральных улиц столицы Азербайджана, судно Каспнефтефлота, на доме, где он жил, установлена мемориальная доска. О нем пишут книги, статьи, на государственном уровне проводят юбилейные даты этого выдающегося ученого-нефтяника. Имя Юсифа Сафарова внесено в энциклопедические издания, в список капитального труда под названием «Профессионалы нефтегазовой отрасли».

Городу на воде – Нефтяным Камням – исполнилось уже 65 лет, но он не стареет. Его немеркнущая красота, сила, стойкость, необходимость и слава были предсказаны людьми, давшими этому чудо-городу жизнь. Юсиф Сафаров… Вечная память!

 

Share.

Leave A Reply