Паломничество к каменной ладони

Почему бы не начать с лирического отступления? В конце концов, мало ли в какой части повествования можно увлечься посторонней мыслью и дать ей увести себя чуть в сторону от основной сюжетной линии? Думаю, никто не станет возражать против столь незначительного нарушения литературных эталонов? Итак…

Посреди бескрайних холмов, ярко-зеленых из-за травы, еще не успевшей зачахнуть от зноя, возвышается на самом высоком из них, будто на пьедестале, скальный массив причудливой формы. Когда-то очень давно, возможно, даже много веков назад, он получил название Беш-Бармак по аналогии с ладонью человека. Как известно, горы не только растут, но и разрушаются со временем, поэтому сложно сейчас точно определить, чем руководствовались те, кто дал Беш-Бармаку столь поэтичное и необычное имя. Этот скальный массив считается у мусульман святым местом, куда уже много лет по выходным съезжаются толпы верующих. Раньше людям приходилось приезжать на большую поляну, куда вела сквозь окрестные холмы хоть и плохая, но проходимая автомобильная дорога, подниматься дальше пешком по узкой крутой тропе к скальному подножью и взбираться на самый верх прямо по камням, отполированным до блеска многочисленными разномастными подошвами паломников. Несколько лет назад для удобства приезжающих, многие из которых преклонного возраста и почти все имеют очень смутное представление о скалолазании, тропу вверх оборудовали каменными лестницами, железными перилами, прочно прикрепленными к скалам, и выбитыми в камнях ступенями.

Скальный массив Беш-Бармак.

Скальный массив Беш-Бармак.

Беш-Бармак и правда необычное место. Его не зря считают святым. Приезжая сюда, сразу понимаешь – почему. Здесь удивительным образом ощущаются токи земли, чудная притягательная таинственность, особая энергетика, дарующая умиротворение и безмятежный покой. Сюда не стоит приезжать летом из-за удушающей сухой жары, но весной и осенью, в теплые безветренные дни – здесь на диво тихо и благостно.

Наряду с многочисленными верующими, Беш-Бармак еще в советские времена привлекал своими стенами альпинистов и скалолазов. Во-первых, он необыкновенно красив. Возвышается над тусклыми окрестными холмами величественным загадочным замком, служит замечательным ориентиром. Во-вторых, его стены – просто райские кущи, непаханый скалолазный край. Здесь есть уже готовые скальные трассы разных категорий, которые создавались специально для чемпионатов, проводившихся многократно. И есть где развернуться фантазии, планам и идеям, если хочется новых впечатлений. Можно попробовать преодолеть вот эту вертикальную стену с тонкими змейками трещин. Можно сунуться в дальний кулуар и пройти его до самой вершины по скальному углу, чтоб спуститься по тропе с другой стороны. И главное – несмотря на кажущуюся обособленность и удаленность Беш-Бармака от благ и звуков цивилизации, расположенный всего в сотне километров от Баку, он не требует от вас никаких особых усилий для встречи с ним, кроме, пожалуй, вашего желания.

Итак, картинка готова, теперь самое время вернуться непосредственно к основной теме повествования.

Суббота, самый конец весны, жаркие дни, которые в соответствии с календарем пока еще принадлежат капризному маю, а на самом деле давно уже перешли во власть лета. Солнце лишает меня даже призрачного шанса выспаться. Уже в восемь часов утра оно гонит нас из палаток – на воздух, хоть к какой-то прохладе. Судя по голосам вокруг, я оказалась одной из самых стойких в своем желании урвать у Морфея жалкие остатки сновидений. Глаза категорически отказываются признавать суровую правду, поэтому из палатки я вылезаю наощупь.

И вдруг оказалось, что там, внизу, где должна была разливаться бирюзовым шелком бескрайняя морская гладь (Беш-Бармак расположен вблизи моря) – такой же густой серо-белой массой лежат облака, упираясь в горизонт своей пенящеюся поверхностью. Моя услужливая фантазия моментально нарисовала мне изумительную картинку – если чуть спуститься по склону, то можно будет спрыгнуть с влажной травы прямо в эти облака, похожие на сахарную вату, и они даже смогут меня удержать, только, должно быть, слегка прогнутся под моими осторожными шагами. А над этим плотным серо-белым ковром такой интенсивной голубизной сияло небо, озаренное майским душным утром, будто оно стремилось компенсировать отсутствие синего цвета в привычном пейзаже перед глазами.

Утром от подножия Беш-Бармака до горизонта расстелился туман.

Утром от подножия Беш-Бармака до горизонта расстелился туман.

У нас сегодня первые соревнования в этом году – кубок по скалолазанию. Мы, как водится, приехали еще вчера, чтоб не вставать сегодня чуть свет и не тащиться за сто километров от города, боясь опоздать к старту. Да и не хотелось упускать возможности лишний раз переночевать в этом изумительном, столь любимом нами месте – под стенами легендарного Беш-Бармака.

Еще через час я окончательно проснулась, напилась чаю, своего главного и неизменного допинга, и даже познакомилась с постановщиком трасс Алексеем, который приехал из Питера специально – создавать скальные трассы для нынешнего чемпионата. Приезжий постановщик – это для нас уже привычное дело, это стало повсеместной и очень полезной практикой, поэтому все участники с нетерпением и немного со страхом (что для нас приготовили в этот раз?) ожидали старта. Впервые за, если не ошибаюсь, пятнадцать лет, я не участвовала в соревнованиях, приехала зрителем и предложила свою посильную помощь в судействе. И вместо того, чтобы стоять, трясясь от волнения и азарта, перед скальной стеной в ожидании команды, я оказалась «по ту сторону баррикад». Мне вручили секундомер и строго наказали быть внимательной и не отвлекаться на посторонние разговоры.

Соревнования, как водится, не ограничиваются одним днем, но вместо привычных трех этапов, на этот раз – всего два. Скоростные гонки сегодня, в субботу, а завтра – сложность. Подавляющее большинство участников – из Горного Спортивного клуба. Жара стояла такая, что я всерьез стала опасаться теплового удара. Но пока скалолазы гонялись наперегонки по двум равнозначным скоростным трассам – квалификация, полуфинал, финал – тот самый туман, который так поразил меня утром, поднялся к нам и стал медленно обволакивать окрестные скалы. Ощутимо похолодало. Погода – самый капризный и самый непредсказуемый фактор в нашем деле. Чуть больше полугода назад, в самом начале октября, на финале кубка Федерации Альпинизма Азербайджана (ФАА) 2011 года, затянувшееся лето за одну ночь сменил столь яростный осенний шторм, что к утру оказались в клочья разорваны пять палаток, а остальные залиты ливнем, не прекращавшимся всю ночь. Мы уезжали из Баку летом, а после ночного шторма температура упала до пяти градусов тепла – здорово же мы тогда замерзли! И главное, отменять финал кубка, запланированный и организованный по всем правилам еще в начале сезона, никто из-за погодных условий не собирался, вот и пришлось нам расселять по оставшимся палаткам тех, кто остался без крова, и натягивать на себя всю одежду без разбора, которую привезли с собой «на всякий случай».

Сейчас, к счастью, нам не грозили такие серьезные погодные катаклизмы, туман лишь слегка затруднил видимость и дал нам короткую желанную передышку от обжигающей жары. Как обычно, к финалу накал страстей нешуточно возрос. Финалисты гонялись наперегонки, зрители и участники, не попавшие в финал, громко, перекрикивая друг друга, болели за кого-то из них, либо за всех сразу. Тем не менее, расстановка мест в соревнованиях на скорость не стала неожиданной – прошлогодние победители кубка Али Абдуллаев и Женя Шиянова снова подтвердили свое первенство. Первый этап закончился. Вторая половина дня в полном нашем распоряжении, и можно заняться тем, что душа пожелает.

Алексей Целищев (Санкт-Петербург) подготавливает трассы парных гонок.

Алексей Целищев (Санкт-Петербург) подготавливает трассы парных гонок.

Я не планировала надевать страховочную обвязку на эти выходные, даже не хотела сначала привозить ее с собой, но привычка, неиссякаемый интерес и спортивный азарт – а как это получится у меня? – разбудили во мне желание лазить, попробовать новые маршруты. И мы с Надей, моей неизменной напарницей, вернулись к опустевшим трассам. Новый постановщик сделал нам замечательный подарок – оборудовал все поставленные маршруты точками для нижней страховки. Для тех, кто не знает – скалолазная страховка бывает верхней и нижней. При верхней точки страховки находятся выше спортсмена, на конце маршрута. Верёвка проходит через эти точки и спускается к участнику. Таким образом, в случае срыва участник не падает, а повисает в том месте, откуда сорвался. Это самый безопасный вариант, но сейчас его используют только на скоростных трассах, где дорога каждая секунда. А во всех остальных случаях современный скалолазный мир лазает исключительно с нижней страховкой. Примерно каждые два-три метра на трассе вбиты стальные крючья и спортсмен, подлезая к ним, прищёлкивает веревку. Поэтому в случае срыва он пролетает расстояние, на которое поднялся от последней точки страховки, и еще столько же – ниже нее. Этот способ используют и в альпинизме, вернее – его только там и используют. Разница в том, что точки приходится создавать самостоятельно, используя различные специальные приспособления, и далеко не всегда удается сделать их достаточно надежными на случай рывка.

У нас, к сожалению, пробитых скалолазных маршрутов пока очень мало, и мы дорожим каждым из них – стараемся по возможности лазить так, чтоб нижняя страховка стала привычным делом и не вызывала опасений. У новичков такой вид страховки поначалу рождает страх и неуверенность, боязнь сделать шаг вверх, поднявшись выше последней точки.

Сабина Нахметова и Надежда Мануилова на трассах парной гонки.

Сабина Нахметова и Надежда Мануилова на трассах парной гонки.

Мы вдоволь налазились и решили продолжить, только немного иначе – уйти на основной массив, выбрать маршрут подъема и потренироваться в альпинистском стиле – со «своими точками». Туман к тому времени пролился коротким мелким дождем, но скалы мгновенно просохли, и погода быстро восстановилась. Побродив у подножья, выбрали ближайший кулуар, и я, обвешанная железом, будто новогодняя елка, стала подниматься. Мы рассудили, что Надя побережет силы для завтрашних соревнований, а мне это было ни к чему, поэтому я вызвалась работать первой. Всего две недели назад мы вдвоем вернулись с альпинистских сборов из Крыма, где семь дней подряд с утра до вечера отрабатывали технику работы с веревкой и надежного, в альпинистском стиле, лазания. Впереди маячила перспектива отправиться летом в Азию, в горы, и наше бурное желание набрать необходимую форму отнюдь не было минутной прихотью. Мы готовились впервые совершать восхождения самостоятельной женской связкой, без ребят, такого опыта не было пока ни разу со времен создания Горного Клуба.

Скалы Беш-Бармака на редкость сыпучие, должно быть – от ветра и солнца. Хватаешь зацепку, а она остается в руках. Или пытаешься вбить крюк стальным молотком, а вместо этого сбоку отваливается кусок скалы. Это здорово затрудняет подъем и, что греха таить, добавляет адреналина. Мы лазили до заката, кулуар то расширялся немного, то сужался так, что приходилось ползти вверх, продираясь между его скальных стен, и поняли, что подняться на самый верх не успеем до темноты. В общем, мы и не ставили себе подобной цели. Поэтому решили возвращаться и уже в сумерках спустились к палаткам.

На Беш-Бармаке совершенно потрясающее звездное небо.

На Беш-Бармаке совершенно потрясающее звездное небо.

Здесь, на Беш-Бармаке, из-за отсутствия поблизости источников света, совершенно потрясающее звездное небо. Такое количество звезд я видела только в горах. Чернота над головой так усыпана мелким бисером – сияющими звездами, что почти не заметна на их фоне. И если этот удивительный пейзаж дополнить кружкой чая с травами и долгими любимыми песнями под гитару – чего еще, в сущности, желать? Поэтому спать мы отправились далеко за полночь.

Утро снова порадовало ясной безоблачной погодой и огорчило невозможностью выспаться в палатке, где воздух готов был, кажется, закипеть. Сегодня у нас в программе сложное лазание – две трассы квалификации отдельно для мужчин и женщин, и две – для тех, кто пройдет в финал. Мужскую квалификацию до финиша пролезли только двое ребят. Женскую – по совпадению, тоже. Здесь уже участники лазили исключительно с нижней страховкой. Женский финал оказался суровым – многие не смогли даже стартовать. Вчерашняя победительница в скорости Женя сорвалась на предпоследнем крюке, сделав небольшую ошибку. Лена Сафронова единственная прошла финал до конца – просто удивительно, как легко и грациозно, без видимого напряжения проходит самые сложные участки эта девушка, которая «дышит в пупок» большинству наших ребят и весит едва ли больше сорока килограммов. Сложность – ее конек, она прирожденная скалолазка.

Финальная трасса у мужчин была интересна тем, что пролегала не вверх, как обычно, а вбок по скальному горизонтальному углу с сильным отрицательным уклоном. Многие финалисты не продвинулись дальше первого крюка. Победителем снова стал Али, перехватив зацепку чуть дальше той, на которой срывались все остальные. Маршрут остался не пройдённым – будет где потренироваться ребятам в следующий приезд.

Эмин Мамедов на квалификационной трассе сложного лазания.

Эмин Мамедов на квалификационной трассе сложного лазания.

Так и закончились первые в этом году соревнования. Чемпионаты проходят, как правило, по одному и тому же сценарию. И текучка спортсменов в нашем деле незначительная, поэтому участники тоже, как водится, одни и те же. Меняются призовые места, уровень маршрутов, место проведения. И тем не менее, каждое из этих мероприятий бывает долгожданным и неизменно интересным, и вряд ли у каждого из нас найдутся в городе такие дела, которые заставят нас пропустить хотя бы одно из них. Все на свете можно отложить, кроме событий, которых жаждет увлеченная душа.

Второй этап кубка будет только осенью, а пока впереди целое лето, которое мы традиционно посвящаем альпинизму. Для нас летние месяцы – это, в первую очередь, горы. Очень легко уезжать с чемпионата, если он не просто заканчивается, а знаменует начало нового сезона, когда все впереди, когда строятся планы один желаннее другого и грядущие перспективы заставляют трястись от нетерпения и считать дни. Лето – это маленькая жизнь, как поется в песне, и я бы добавила – знойная, веселая и очень интересная!

Share.

Leave A Reply