Зеркала климата

«Погода, с утра такая тихая и добрая к людям, стала решительно портиться. Это заставило Пастухова форсировать подъем. В сентябре дождь, а то и снег мог зарядить надолго и сорвать во второй раз дело, ради которого он взбирался на вершину.

Шах-даг вскоре ему преподнес один за другим два сюрприза, особенно приятных для топографа. С удивлением он обнаружил в котловине небольшое, но очень красивое озерко, не обозначенное на картах. Через несколько сот шагов открылось еще одно высокогорное озеро».
(О восхождении А.Пастухова на Шахдаг в 1892 г. в книге С.В.Чумакова «Приют Пастухова»)

1989 год. Июль. На закате солнца мы впервые вышли к Х-образному водопаду на реке Гевдалвац. Именно тогда между собой мы стали называть это место «Гёзаль яйлаг». Ковер из мягкой зеленой травы, украшенный альпийскими цветами, покрывал берега реки. Стадо туров, около 40 голов, спустилось на поляну в районе водопада. С нами был чешский специалист по горной фауне – Вацлав Герал. Он был восхищен нетронутостью этих мест, где спокойно пасутся непуганые животные.

1999 год. Август. Мы пришли в знакомые места и поставили лагерь невдалеке от водопада на поросшем травой берегу среди колокольчиков, горного клевера и незабудок. Туров за все время пребывания здесь мы не увидели ни разу, зато на склонах паслись овечьи отары, а внизу, у слияния рек, расположился яйлаг. Следы туров мы увидели выше водопада, когда совершали восхождение на Шахдаг. Ледник под перемычкой между Шахдаг главной и вершиной Гевдандаг практически отсутствовал и был обильно засыпан обломочным материалом. Мы без труда поднялись на перемычку прямо по леднику, не используя кошки.

2004 год. Август. Мы вновь останавливаемся невдалеке от водопада на зеленых удобных ночевках. Туров не видно. Все так же пасутся стада. На склонах появились «залысины», вероятно, из-за интенсивного выпаса скота. Во время восхождения обратили внимание на то, что ледник увеличился. Поскольку кошек у нас не было, пришлось обходить его, что сильно удлинило время восхождения.

2007 год. По рассказам чабанов, предположительно зимой или в период межсезонья из-под южных стен Шахдага сошел гигантский оползень, который перекрыл долину реки более чем на 1 км, погребя под многометровой грязекаменной толщей места наших ночевок.

2008 год. Июнь. Эмиль Халилов, Андрей Куприянов и Денис Леусов по заданию журнала «YOL» совершали поход в этом районе. Они и принесли нам тревожные вести и ошеломляющие фотографии произошедшего катаклизма.

2009 год. Сентябрь. Мы пришли с большой экспедицией в ставшие уже родными места…

На заднем плане, под стенами Шахдага видно место, где сошел оползень.

На заднем плане, под стенами Шахдага видно место, где сошел оползень.

Словно огромный неприступный град, окаймленный высокими стенами, стоит массив Шахдага. Уже почти четверть века каждый год мы поднимаемся сюда и каждый раз открываем для себя новые грани этого удивительного многоликого, неповторимого, загадочного места. Десятки людей за это время разделили с нами радость восхождений на вершины массива различными маршрутами.

За это время мы ощутили, что гора живет своей собственной, незаметной на первый взгляд жизнью. Ритм ее отличается от нашего, изменения трудноуловимы, но, тем не менее, нам иногда кажется, что наши судьбы тесно переплетены. Наверное, все те люди, которые когда-либо совершали восхождения или походы в районе Шахдага, почувствовали его удивительную притягательность, гармонию и красоту и смогли ощутить его дыхание.

Сравнивая фотографии, прокладывая новые маршруты, мы не устаем удивляться тому, как у нас на глазах изменяется облик этих мест. Там, где сползал ледник, – теперь шумит по скалам водопад, а русло стремительного потока превратилось в сухую осыпь, там, где на зеленой поляне стоял наш лагерь, – теперь нагромождение огромных валунов…

Озеро Верхний Нохгёль.

Озеро Верхний Нохгёль.

Кажется, что горы неизменны. Тысячелетиями они в своей величавой неподвижности высятся, устремившись в небеса, но внимательному, неравнодушному человеку понятно, что это не так. Здесь, в горах, все взаимосвязано – скалы и ледники, снежные лавины и феерические водопады, подвижные осыпи и грохочущие страшные обвалы и камнепады. Здесь все время все меняется – это своеобразная сталкерская Зона Стругацких.

Наверное, все так же происходит во всех уголках нашей Планеты, просто здесь это очевидней и динамичней… И тогда возникают многочисленные вопросы, на которые так хочется найти ответы… Возникают новые слова и названия, и оказывается, что люди веками искали и ищут разгадки сложнейших ребусов… Гляциология, лимнология, геоморфология, палеонтология, а сегодня еще и климатология, – это далеко не полный перечень наук, изучающих горы и изменения, которые происходят в горах. И в наших близких и родных горах тоже…

Меняются гидрологические характеристики места. Именно это привело нас к решению уделять внимание не только прокладке новых маршрутов, но и сравнивать, исследовать окружающий нас мир, стремиться понять жизнь гор, чтобы научиться предвидеть возможные изменения. Мы стали интересоваться научными методами исследования гор, ледников, озер. И нам представляется очень важным не только заняться этим самим, но и привлечь к этому людей, которым тоже интересно наблюдать за динамикой изменений в горах, жить жизнью гор и ощущать в себе потенциал исследователя. Наверное, познание и исследование природы своей страны и есть школа патриотизма не на словах, а на деле…

И вот 4 сентября наша большая группа спустилась к реке Гевдалвац через безымянный перевал в боковом отроге. Основные цели – исследование озер Шахдага, восхождение на главную вершину, замеры высоты, разведка новых маршрутов на безымянные вершины массива, обследование оползня из-под южных стен в районе базового лагеря. Мы вышли к знакомому месту и не смогли узнать его: огромный каменистый шрам протянулся примерно на 1,5 км, погребя под собою и реку, текущую из-под водопада, и гостеприимные уютные зеленые поляны по обеим ее берегам. Пришлось ставить лагерь значительно ниже прежнего места расположения.

Одним из факторов возникновения оползней является наличие песчано-глинистых, глинистых, гипсоносных толщ и водообильных водоносных горизонтов, а также наклон пластов.

Одним из факторов возникновения оползней является наличие песчано-глинистых, глинистых, гипсоносных толщ и водообильных водоносных горизонтов, а также наклон пластов.

Высота 3200 м. Довольно большой набор высоты за один день, да и день был длинным и тяжелым. Люди расположились группами у примусов, на которых готовится ужин. Природа дарит нам потрясающее по красоте зрелище под названием «закат в горах», и вот уже над головами зажигаются первые звезды. Усталость борется с радостным возбуждением от того, что мы опять здесь, в давно полюбившихся нам местах, что на этот раз с нами так много единомышленников, причем, не только опытных горовосходителей, но еще больше – молодежи. Для некоторых это вообще первый выход в горы. Мысли о предстоящем долго не дают заснуть, но постепенно лагерь затихает. Уже с завтрашнего дня мы начинаем выполнять обширную программу.

Не дает покоя вопрос: «Что случилось с озером, осталось ли оно после этого оползня? Какие изменения произошли с ним?». Обратив внимание на карту, составленную в 1892 году, мы обнаружили, что за период в 100 с небольшим лет ледник, спускающийся с вершины Шахдага в южную сторону, значительно уменьшился – деградировал. Он отступил вверх по ущелью реки Гевдалвац, рождающейся у нижней его кромки, примерно на километр с лишним и сейчас остался только на чашеобразном склоне, выходящем на перемычку между Шахдагом главным и вершиной Гевдандаг. Если для группы топографа А.Пастухова, поднимающейся на вершину Шахдага, логичным было свернуть вправо и подниматься по крутому осыпному склону, что и привело его к открытию нижнего озера, поскольку дорогу ему преградил язык ледника, то сегодня значительно проще и логичнее продолжать движение вдоль реки, обходя сбоку небольшие водопады по скалам, сглаженным отступившим ледником.

Но в первый день нашего пребывания в горах мы так же, как и Пастухов, сворачиваем вправо и начинаем подъем по крутому осыпному склону. Выходим наверх и под ногами в чаше видим нашу цель – озеро Нижний Нохгёль. Высота уже около 3800 м, подъем вымотал новичков, да и не только их…

С радостным предвкушением спускаемся к озеру и принимаемся за работу. Часть группы занята приготовлением чая, остальные занимаются подготовкой к замерам. Пожалуй, впервые в наших горах применяется такой метод измерения глубины озер. Вода в горных озерах холодная – не поплаваешь, а тащить с собой даже маленькую надувную лодку тяжело.

Кроме того, используя надувную лодку, нужно обязательно надевать и спасжилет, но даже это не решает проблем, возникающих у исследователя, который может оказаться в ледяной воде из-за неустойчивости маленьких надувных лодок. Вот и пришла нам идея воспользоваться непотопляемым спасательным костюмом – survival suit. Исследователь в таком костюме находится на поверхности воды, так как костюм обладает положительной плавучестью, герметичные замки и плотно облегающий лицо капюшон надежно защищают человека от проникновения внутрь воды, а материал, из которого костюм изготовлен, обладает также и термоизолирующими свойствами.

В дальнейшем мы планируем заняться изучением таких высокогорных труднодоступных озер, как Тфанское, Турфанские, Базардюзинские, где вопрос доставки каждого килограмма груза становится еще более актуальным. Кроме того, эти озера значительно крупнее и глубже нынешних шахдагских озер, на которых как раз и логично будет отработать нашу собственную методику измерения глубины.

«Реки – продукт климата, озера – зеркала климата», – писал известный климатолог Воейков. По мнению ученых, озера являются чуткими индикаторами изменения температуры воздуха, количества осадков и стока. Согласно последним палеогеографическим данным, на Большом Кавказе наиболее значительные подвижки ледников, связанные с общепланетарным похолоданием и увеличением снежности Кавказа, происходили в раннем голоцене (8 – 6,5 тыс. лет назад), среднем голоцене (6,5 – 4,2 тыс. лет назад), позднем голоцене (3,5 – 1,4 тыс. лет назад – историческая стадия) и в XV-XVIII веках нашего тысячелетия (малый ледниковый период).

Для измерения глубины озера использовался непотопляемый спасательный костюм – survival suit. Исследователь в таком костюме находится на поверхности воды, так как костюм обладает положительной плавучестью, герметичные замки и плотно облегающий лицо капюшон надежно защищают человека от проникновения внутрь воды, а материал, из которого костюм изготовлен, обладает также и термоизолирующими свойствами.

Для измерения глубины озера использовался непотопляемый спасательный костюм – survival suit. Исследователь в таком костюме находится на поверхности воды, так как костюм обладает положительной плавучестью, герметичные замки и плотно облегающий лицо капюшон надежно защищают человека от проникновения внутрь воды, а материал, из которого костюм изготовлен, обладает также и термоизолирующими свойствами.

В промежутке между указанными подвижками ледников климат был теплее, количество осадков меньше, ледники отступали, а, следовательно, на их месте возникали приледниковые озера. Существенное изменение климата началось в XIX в., т.е. после окончания так называемого малого ледникового периода. Оно характеризовалось постепенным повышением температуры воздуха на всех широтах северного полушария во все сезоны года.

Потепление достигло максимума в 30-е годы XX века, когда средняя годовая температура воздуха повысилась приблизительно на 0,8°. После этого происходило похолодание, в ходе которого средняя годовая температура воздуха снизилась на 0,4°. В середине 60-х годов похолодание сменилось новым потеплением, хотя ряд ученых считает, что такого потепления не наступало. В среднем же за последние 100 лет температура воздуха на Земле повысилась на 0,5°. И гляциальная ситуация на Шахдаге подтверждает факт потепления – ледник южного цирка почти исчез…

Как пишут Д.Брансден и Дж.Дорнкемп, «озеро может послужить ценным ключом к анализу недавней истории земной поверхности. Это одно из тех редких образований, которые не только ставят вопросы перед геоморфологами, но и дают на них ответы. Детальное картирование рельефа и тщательное изучение отложений выявили былые озера во многих районах земного шара. Изучая современные процессы, можно выяснить будущее и существующих сейчас озер. Но и в настоящий момент их меняющиеся уровни и объемы служат источником незаменимых данных о том, что происходит на водосборной площади в целом».

Что же влияет на процесс возникновения озер? Когда климат Большого Кавказа стал теплее, ледники начали отступать выше в горы, оставляя после себя, словно капли, следы – озера. По мере таяния льда талые воды заполняли впадины – кары, образовавшиеся в результате деятельности ледников. Известно также, что расположение озер одного и того же происхождения на различном удалении от современного ледника уже само по себе указывает на возрастные различия этих озер. Озеро, расположенное в непосредственной близости от ледника, обычно моложе озера, лежащего на большом удалении от него и на меньшей абсолютной высоте.

Как считают ученые, по расположению морен, морфологии озерных котловин и их горного обрамления можно предполагать, что многие современные высокогорные озерные водоемы возникли в результате отступания ледников последней стадии оледенения, которую принято называть малым ледниковым периодом, т.е. 150-200 лет назад. Следовательно, можем предположить, что нашим озерам также не менее 150-200 лет, причем, нижнее озеро более старое, чем верхнее.

Проводим замеры глубины озера. Наблюдатель на склоне визуально корректирует процесс. Самые глубокие места отличаются интенсивно голубым цветом воды, туда он и направляет нашего исследователя. После нескольких замеров в разных точках озера определена максимальная глубина – 1м 84 см. Глубина невелика, но надо учитывать, что в это время уровень воды в озере самый низкий, то есть во время интенсивного таяния снегов в июне-июле вполне вероятно, что уровень подымится на 1-1,5 м, а может быть и более, о чем свидетельствуют также хорошо заметные концентрические полосы береговых линий на склонах вокруг озера, соответствующие уровням воды в разные годы и сезоны. После этого обходим озеро по берегу, замеряя его периметр – 545 м.

Верхнее озеро имеет почти правильную овальную форму. Его периметр составил около 300 м. По нашим расчетам приблизительный объем озера около 13000 м3.

Верхнее озеро имеет почти правильную овальную форму. Его периметр составил около 300 м. По нашим расчетам приблизительный объем озера около 13000 м3.

Как известно, на территории Большого Кавказа широко распространены оползни. Одним из факторов их возникновения является наличие песчано-глинистых, глинистых, гипсоносных толщ и водообильных водоносных горизонтов, а также наклон пластов. В процессе обмеров озера мы обнаружили в более мелкой его части сливную воронку, уровень которой находится ниже уровня озера на 30-50 см.

Куда уходит вода через эту воронку, определить без дополнительных исследований трудно. Можно предположить, что именно эта вода, просачиваясь и фильтруясь по водоносным горизонтам наружу за внешнюю стену Шахдага, могла стать причиной мощного оползня 2007 года, результатом которого стал огромный вынос каменного обломочного материала в долину реки Гевдалвац.

Возвращаясь в базовый лагерь после обследования озера, делаем снимки гигантской котловины, образовавшейся на месте бывшего осыпного гребня, отходившего от скальной стены, и решаем, что в последующие дни обязательно поднимемся в эту котловину, чтобы постараться на месте найти доказательства нашим предположениям…

Следующие два дня экспедиция продолжала свою работу. Было проведено обследование озера Верхний Нохгёль. Максимальная измеренная глубина – 3м 94 см. Были определены зоны питания и предположительные места стока. Питание озера осуществляется за счет таяния снега в корытообразной котловине, расположенной выше. Здесь талая вода размыла снежник, образовав в нем подобие пещеры. Периметр озера составил около 300 м.

Питание озера осуществляется за счет таяния снега в корытообразной котловине, расположенной выше. Здесь талая вода размыла снежник, образовав в нем подобие пещеры.

Питание озера осуществляется за счет таяния снега в корытообразной котловине, расположенной выше. Здесь талая
вода размыла снежник, образовав в нем подобие пещеры.

Явно видно, что уровень воды в озере бывает значительно (приблизительно на 1,5м) выше во время интенсивного таяния снега, о чем говорит цвет камней на берегу. В одном из мест в восточной части озера мы обнаружили пузырьки неизвестного газа, поднимающегося со дна. В районе газовых выделений дно илистое, в других местах – каменистое. Это хорошо определялось при промерах глубины, каменное грузило со стуком опускалось на дно.

Верхнее озеро имеет почти правильную овальную форму. По нашим расчетам приблизительный объем озера около 13000 м3. Сток озера, предположительно, расположен в северо-западной части. Он визуально не определяется, нужны дополнительные исследования. Мы предполагаем, что вода фильтруется, образуя небольшой ручей, впадающий слева (орографически) в реку Гевдалвац. Конечно, необходимо более детальное изучение этих озер, и тогда, может быть, они приоткроют все свои тайны…

Выполняя нашу программу, мы совершили два первовосхождения на безымянные вершины 3762 м и 4100 м и обследовали район схода оползня. Но главным результатом стало то, что мы в этой короткой экспедиции определили для себя новые приоритеты для наших будущих походов, экспедиций и восхождений. Для нас сегодня на первый план выходит исследовательская составляющая. Сегодня, когда во всем мире идут дебаты о глобальном изменении климата, становятся все более актуальными вопросы определения запасов пресной воды. Ученые всего мира стараются спрогнозировать изменения, которые происходят все быстрее, когда уникальные горные экосистемы претерпевают значительное антропогенное воздействие. Наверное, пришло время перестать быть посторонним наблюдателем и активно включиться в процессы мониторинга, исследования, сбора данных, привлекать к этому спортсменов, молодежь, совершающих походы и восхождения в горной местности.

В будущем мы планируем продолжить нашу работу именно в этом направлении – привлечь в экспедиции специалистов-ученых, помочь им со сбором данных. И может быть, это даст результаты в деле защиты нашей уникальной горной природы.

Мы начали большую и серьезную работу. В следующем сезоне исследования будут обязательно продолжены. Надеемся, что нам удастся сделать еще больше, чем в этот раз. Впереди – исследование Тфанского, Турфанских, Базардюзинских озер. Да и не только на озера следует обращать внимание. Есть еще очень много интересных вопросов, ожидающих решения.

Share.

Leave A Reply